Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ Виктор Иванов заявил, что объем средств от продажи наркотиков, отмываемый в российских банках, составляет $20 млрд. При этом ежегодный объем затрат на наркотики в целом по России составляет 1,5 трлн руб., что сравнимо с объемом годового бюджета Министерства обороны РФ.

Об этом глава ФСКН Виктор Иванов рассказал телеканалу «Россия 24″ в пятницу, 4 марта, в своем эксклюзивном интервью в рамках программы «Мнение» с Эвелиной Закамской.

«С точки зрения изымаемых наркотиков, их объем составляет 3,5 тонны героина в год, приблизительно 2 тонны гашиша. За прошлый год мы изъяли 6,5 тонн синтетических наркотиков. Условно говоря, это концентрат, рассчитанный на изготовление 130 тонн курительной смеси. То есть это так называемое изъятие из оптового оборота. Общий объем изъятых наркотиков за прошлый год составил 33 тонны в Российской Федерации. К уголовной ответственности были привлечены порядка 120 тысяч человек.

В целом мировой оборот наркотиков оценивается приблизительно в 500 миллиардов долларов ежегодно. Это деньги, которые извлекает преступность от торговли. В дальнейшем эти деньги, понятно, не лежат под подушкой, они попадают в мировую банковскую систему и прежде всего в ее теневой сектор.

В условиях финансового кризиса, хронического дефицита ликвидности банки весьма толерантны к этим деньгам по принципу «деньги не пахнут».

Поэтому эти деньги, 500 миллиардов долларов ежегодно, – это инвестиции в транснациональную организованную преступность. И этот субъект, конечно, заинтересован в том, чтобы производство наркотиков продолжалось бесконечно долго.

Если посмотреть на статистику выявления попыток легализации этих денег, то общемировой показатель составляет 1%. Стало быть, практически все вырученные деньги от продажи наркотиков попадают в мировую банковскую систему, и там уже эти деньги смешиваются с легальными деньгами, и отличить их уже крайне сложно. Поэтому необходимо принятие серьезных политических и экономических мер на уровне и Совета безопасности ООН, и на государственном уровне по повышению эффективности именно производству наркотиков.

Мы продвигаем тезис о том, что основной причиной не вполне удачной борьбы с наркобизнесом является то, что мы недооценивали влияние наркоторговли на архитектуру мировой безопасности.

При этом в двух практически локализованных центрах производится свыше 50% всех мировых наркодолларов – это производство героина в Афганистане и производство кокаина в Южной Америке. Но эта проблема не рассматривается сейчас как угроза. Хотя, повторюсь, речь идет о более 50% мировых наркоденег. Поэтому, на наш взгляд, на эту угрозу надо обратить внимание, надо ее формализовать в качестве мировой задачи.

На специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН в ближайшее время будет столкновение двух точек зрения. Одна из них – это сохранение режима контроля за наркотиками, который базируется на трех известных антинаркотических конвенциях. Вторая позиция – это либерализация, легализация наркоторговли.

При этом «легализаторы» сейчас поддерживаются целым рядом неправительственных организаций, которые имеют известных и неизвестных спонсоров, пытаясь доказать мировому сообществу, что «надо что-то делать».

Традиционный подход заранее имеет изъяны, поскольку эта политика проводится уже с 1998 г., но успехов она не достигла. Наоборот, получен отрицательный результат. К этому и будут апеллировать так называемые «легализаторы».

Мы предлагаем выделить дополнительный аспект проблемы: последствия от наркоторговли – это не только гуманистические проблемы, здоровье граждан, социальные последствия и так далее. Это еще и разрушение мировой архитектуры безопасности. Поэтому должно быть гражданское мужество и честность в решении этой проблемы.

Мы ежегодно делаем доклад президенту Российской Федерации о наркоситуации в стране. Это и количество наркопотребителей, наркозависимых, количество выявленных наркопреступлений, организованных преступных групп. Мы оцениваем в том числе и финансовую сторону вопроса. Цифры по России коррелирует с данными Управления по наркотикам и преступности ООН, согласно которым рынок афганского героина в России оценивается приблизительно в 20 миллиардов долларов ежегодно.

Мы должны понимать финансовую природу наркопреступности, понимать, какое место она занимает в экономике и какое воздействие это оказывает на экономику.

Ежегодно мы в Российской Федерации расследуем 220 тысяч преступлений по наркотикам. Из них по контрабанде наркотиков – 1,5 тысячи уголовных дел. То есть, как вы понимаете, это несопоставимые цифры. Хотя весь героин — привозной, весь гашиш — привозной, в основном из Африки. Вся синтетика тоже привозная, в основном из региона Юго-Восточной Азии и стран Европейского союза. А количество дел по контрабанде – всего 1,5 тысячи. Это явное, конечно, несоответствие, которое надо ликвидировать путем изменения режима границы, а также технического оборудования пунктов пограничного перехода. В основном для этого используются высокоточные рентгеновские установки, которые просвечивают и груз, который везут грузовики, и сами грузовики.

В наркоситуации произошли определенные изменения в связи с кризисом. Афганский героин, его изготовление в Афганистане и транспортировка, она завязана на американский доллар. Поэтому, конечно, этот наркотик подорожал в Российской Федерации на 50–100%.

Что касается марихуаны, то у нас есть своя сырьевая база, поэтому марихуана находится в прежней цене. Что касается синтетических наркотиков, то они также остались в той же ценовой шкале. Они производятся в Юго-Восточной Азии, и они достаточно дешевые.

По нашим данным, ежедневно российские наркоманы тратят на приобретение наркотиков 4,5 миллиарда рублей. В год это получается порядка 1,5 триллиона, что сопоставимо с бюджетом Минобороны.

Иванов также отметил, что героин и опиаты более распространены в крупных промышленных городах и мегаполисах: Москве, Санкт-Петербурге, промышленных городах Урала.
Марихуана, как правило, распространена в сельскохозяйственных регионах, где она культивируется. Синтетические наркотики более повсеместно распространены.

Нефтяным гигантам придется перестраивать бизнес

«}));
—>

Обвал цен на нефть обнажил ряд ключевых проблем в глобальной нефтяной отрасли, которые энергогигантам перестоит решить в спешном порядке.

Одна из них, как отмечается в материале сайта Oilprice.com, — это эффективность текущей модели постоянного укрупнения компаний, так как не исключено, что в новых условиях неповоротливые транснациональные компании просто не смогут выжить, в то время как гибкие небольшие нефтедобытчики смогут быстро адаптироваться к новым условиям на мировом рынке сырья.

Многие успешные компании в XXI веке, в общем и целом, занимаются двумя вещами.

Первое: умеют предвидеть. Уже на ранней стадии бизнес-процесса они точно понимают, что ждет их отрасль в будущем, какие возможности для развития бизнеса скрыты в перспективе и как получить преимущество перед конкурентами.

Второе: компании изо всех сил стараются стать «компанией будущего» в своей отрасли, разработать инновации в технологической сфере, в процессе управления и в корпоративной культуре.

Конечно, многим сразу представляются компании типа Apple, Google или Facebook. Однако в этот список можно включить и гигантов нефтяной промышленности.

В течение 1990-х гг. нефтяные гиганты во всем мире поняли, что растущий глобальный спрос на сырую нефть рано или поздно приведет к тому, что найти, добыть и переработать ее станет не так-то легко. Таким образом, будущее этой отрасли — за сырой нефтью в отдаленных районах, таких как глубоководные районы Мексиканского залива и Западной Африки, а также канадские битуминозные пески, где добыча нефти проходит крайне тяжело.

Поэтому нефтяные гиганты работали над тем, чтобы расширить масштабы и возможности, необходимые для развития технологий, управления процессом нефтедобычи и финансирования проблем и трудностей, которые неизбежно возникают в подобного рода проектах.

Они объединяли или попросту скупали более слабых и мелких конкурентов. И в итоге стали ориентироваться на выстраивание иерархии в компании, разработку технологического процесса и порядка выполнения работ. Также особое внимание уделялось детальному планированию и дисциплине, что необходимо, для того чтобы преуспеть в управлении сложными многомиллиардными и многолетними проектами в самых суровых условиях.

Нефтяных инвесторов интересует одно: приведет ли эта модель к успеху. Зависеть это будет от ряда факторов.

Рост спроса на сырую нефть
Сейчас спрос на сырую нефть составляет около 95 млн баррелей в сутки согласно данным МЭА. К 2040 г. спрос должен вырасти на 9 млн баррелей в сутки, достигнув объема 104 млн баррелей в сутки. Объем новой нефти, которую необходимо найти и разработать между нынешним периодом и 2040 г., намного больше, чем заявлено, так как производство на существующих нефтяных месторождениях постепенно снижается.

В долгосрочной перспективе, по данным МЭА, средний показатель для естественного темпа снижения составляет 6,2% в год, или примерно 6 млн баррелей в сутки. Постоянное инвестирование в развивающиеся методы нефтедобычи может снизить объем до 3-4 млн баррелей в сутки. Однако нефтяная отрасль должна сохранить объемы по добыче по меньшей мере на уровне 4 млн баррелей в сутки ежегодно вплоть до 2040 г.

Источники поставок
МЭА считает, что добыча нефти на традиционных месторождениях уже на пике (произошло это примерно в 2006 г.). Следовательно, в будущем необходимо налаживать производство из нетрадиционных источников. И речь идет не только о глубоководной добыче или битуминозных песках. Как вариант, необходимо внедрять инновации и в сфере горизонтального бурения.

Среди различных нетрадиционных вариантов сланцевые коллекторы могут оказаться наиболее экономически выгодными. Так как сланцевая нефтедобыча — это также область, где внедряется большая часть инноваций по снижению эксплуатационных расходов (производство уже резко сократилось за прошлый год), она уже идет полным ходом, имея все шансы стать основным нетрадиционным ресурсом в мире.

Цены на литий за последние несколько лет выросли втрое в результате бума на электромобили во всем мире. Ряд компаний сейчас имеет уникальную возможность зарабатывать огромные прибыли.

Поэтому на фоне падения цен на нефть инвестиции в развитие глубоководной нефтедобычи сократить было труднее, а гиганты ConocoPhillips и Chevron заявили, что сланцевая нефть для них предпочтительнее глубоководной.

Потенциал сланцевой промышленности
Сегодня сланцевая нефтедобыча составляет немногим более 4 млн баррелей в день, в основном это происходит в США. На фоне обилия сланцевых коллекторов во всем мире у этого вида нефти есть потенциал для роста до 20 млн баррелей в сутки к 2035 г.

Выигрышная операционная модель будущего
Все это означает, что способность эффективно и рационально применять методы сланцевой нефтедобычи во всем мире критически сказывается на успешности нефтяной промышленности. Это имеет важное значение для идеальной операционной модели.

В то время как операционная модель нефтяных гигантов доказала свою эффективность в сфере развития, они оказываются в невыгодном положении, когда дело доходит до других областей, таких как разведка, например. Развитие сланцевой нефтедобычи и есть та область, в которой операционная модель нефтяных гигантов не является оптимальной. Об этом свидетельствует решение компании ExxonMobil не включать сланцевого производителя XTO в свою структуру, когда она приобрела компанию в 2009 г., а скорее разрешить ей работать в автономном режиме (что является полной противоположностью тому, что произошло, когда Exxon приобрела Mobil еще в 1999 г.).

По существу, ExxonMobil поняла, что ее операционная модель не может конкурировать в мире сланцевой нефтедобычи. Операционная модель успешных сланцевиков в США дает возможность нефтедобытчикам обильно реагировать на реалии окружающей действительности. Их деятельность основана на командном принципе, где разные игроки выполняют разные функции по мере необходимости, а не работают в рамках четко обозначенной структуры с заранее распределенными ролями и обязанностями.

И цель этих команд заключается не в старательном выполнении предписанных инструкций, а в умении добиться необходимого результата, всегда оставляя за собой право на контролируемый эксперимент.

Тем не менее маловероятно, что будущий рост спроса на сырую нефть будет удовлетворен за счет узких возможностей нефти. Несомненно, в других областях «мировой сланцевой нефтедобычи» будут найдены новые белые пятна.

Следовательно, будущими лидерами нефтяной промышленности станут компании, которые имеют возможность преуспеть в обоих видах операций: там, где успех зависит от импровизации и инноваций, а также там, где необходимо уметь проводить детальное планирование и соблюдать строгую дисциплину.

Заморозка нефти: мнение шести крупных банков

«}));
—>

Ключевые нефтедобывающие страны уже высказались по поводу нефтяной договоренности Саудовской Аравии и России. Теперь очередь крупнейших банков. В целом финансовые институты настроены скептически: им бы хотелось сразу сокращения квот, а не просто заморозки добычи нефти на текущих уровнях.

Главная интрига последних двух дней связана с Ираном: готов ли и он остановиться на достигнутом или все же хочет вернуться к досанкционным показателям? Источники Wall Street Journal в Министерстве нефти Ирана утверждают, что речь идет именно об уровнях до санкций (то есть о наращивании добычи). Возможно, в ходе встречи в Тегеране министры из Ирака и Венесуэлы смогут убедить иранского коллегу обдумать предложение, но пока Иран относится к инициативе с недоверием. В этом мнение иранских властей и крупнейших банков совпадает.

Goldman Sachs

Договоренность о заморозке добычи на январских уровнях вряд ли окажет ощутимое позитивное влияние на рынок, считают в крупнейшем инвестбанке США. Кроме того, в Goldman Sachs полагают, что есть высокая доля вероятности отмены договоренности. В целом согласиться с идеей — это одно, а заставить больше десятка стран подписать обязывающий документ и затем неукоснительно соблюдать квоты добычи — совсем другое.

По оценкам Goldman Sachs, цены стабилизируются, после того как запасы в хранилищах США начнут снижаться, а это произойдет во второй половине 2016 г. Банк также прозрачно намекнул на то, что ОПЕК могла бы добиться куда более ощутимого эффекта, сразу снизив квоту добычи: такие действия рынок посчитал бы куда более решительными.

Citi

Эксперты банка, входящего в «Большую четверку» США, согласны с коллегами из Goldman: заморозка — это не урезание. В Citi считают, что текущая договоренность, скорее, политический ход, чем реальная мера поддержки нефтяных котировок.

Квоты добычи нефти ОПЕК

По мнению экспертов Citi, Тегеран откажется от предложения: крупнейшие нефтедобывающие страны уже заняли определенные позиции на мировом рынке и после одного лишь месяца свободы вновь вынуждают Иран заморозить экспорт, который и так был ограничен в течение 6 лет жестких санкций. Саудовская Аравия еще и извлечет выгоду из этой ситуации: Эр-Рияд передаст Тегерану титул главного злодея, ответственного за низкие цены на нефть во всем мире.

В целом Citi не меняет своего прогноза по добыче нефти в рамках ОПЕК: в обозримой перспективе она вырастет до 33 млн баррелей в день. После отказа Ирана сотрудничать (как прогнозирует Citi) все остальные страны, которые сейчас на словах согласны с Саудовской Аравией, начнут постепенно наращивать объемы добычи.

Deutsche Bank

«Твердый как камень» крупнейший банк Европы, атакуемый спекулянтами, тоже высказался по актуальной теме нефтяных переговоров. Они почти ничего не дадут, считают в Deutsche Bank. Эксперты банка напоминают: первоначальная идея Венесуэлы заключалась как раз в сокращении квот, а не в заморозке.

Изменение объема добычи нефти членами ОПЕК в январе

Да и о такой фиксации на данный момент договорились только 4 страны: Саудовская Аравия, Россия, Венесуэла и Катар. По оценкам сырьевых экспертов Deutsche, во всех этих странах нефтяная промышленность и так работает с почти полной отдачей, и планов по наращиванию объемов все равно не было. Так что соглашение далось им относительно легко.

Впрочем, как считают в Deutsche Bank, если все страны ОПЕК действительно поддержат инициативу, это позволит нефтяным котировкам в будущем расти. В германском банке Иран тоже считают ключевым фактором. Если Тегеран подпишет документ, на мировом рынке нефти пропадет один из важных факторов риска: излишние иранские объемы к 2017 г.

Macquarie

В одном из крупнейших банков Австралии считают, что соглашение пока не меняет правил игры, но это уже шаг в правильном направлении. Эксперты Macquarie обращают внимание на Ирак: именно он из двух государств долины Тигра и Евфрата может пойти на жертвы и отказаться от наращивания добычи в 2016 г.

Австралийские банкиры также обращают внимание на тот факт, что ОПЕК совершила первый скоординированный шаг по поддержке котировок нефти за последние 2 с лишним года, и не стоит это недооценивать. Ранее в Macquarie ожидали, что рынок придет к балансу спроса и предложения в III квартале 2016 г., но теперь успешное завершение нефтяных переговоров может существенно ускорить процесс балансировки.

Barclays

Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар готовы заморозить добычу «черного золота» на уровне января этого года. Таковы итоги встречи представителей нефтедобывающих стран в Дохе. Переговоры состоялись: компромисс найден.

Британцы не разделяют оптимизма коллег из своей бывшей колонии. Рынок до сих пор между молотом и наковальней, считают в Barclays. По мнению экспертов банка, ОПЕК собирается преследовать две взаимоисключающие цели: это ценовая стабильность и доля рынка. В худшем сценарии все закончится потерей доли и сохранением цен на крайне низком уровне.

В Barclays приветствуют первую официальную попытку Саудовской Аравии хоть как-то разобраться с ситуацией. Но переговоры могут опасно затянуться, если страны-участницы погрязнут в технических деталях. В конечном итоге единственными победителями могут оказаться сланцевики США, которые уж точно не собираются подписывать никакого соглашения о заморозке уровней добычи.

Commerzbank

И все же в центре внимания именно Иран. В Commerzbank считают, что нефтяная договоренность вполне может закончиться ничем. Добыча нефти в Иране практически на санкционном дне (порядка 2,9 млн баррелей в день). Тегеран только недавно с огромным трудом избавился от санкций, его абсолютный приоритет — возвращение былой доли рынка.

С учетом климатических и геологических условий, определяющих символическую себестоимость добычи (меньше $10 за баррель), Иран вполне может переждать низкие цены на нефть. Так что без скрытых политических рычагов воздействия в переговорах с Тегераном не обойтись.

Февраль 19, 2016 Недвижимость Нет комментариев »

Лекция «Факторы роста и стимулирующие меры»

«}));
—>

В начале этого года был составлен план действий в экономике, который сначала называли антикризисным, а потом перестали. Стране нужно не краткосрочное обезболивающее, а долгосрочная программа реформ и стимулирования, которая обеспечит рост. О том, что нужно делать, чтобы уйти от «застоя», расскажет Андрей Клепач, заместитель председателя «Внешэкономбанка», в рамках первого Форума «Вестифинанс» 22 февраля.

Прогнозы ВЭБ на этот год звучат тревожно: в наступившем году граждане будут продолжать экономить буквально на всем на фоне падения доходов. На протяжении года эксперты банка фиксировали устойчивый рост сбережений граждан при опережающем снижении покупок товаров более длительного пользования. Норма сбережений населения, согласно оценкам ВЭБа, повысилась с 9% в декабре 2014 г. до 18% в декабре 2015 г.

Ссылки по теме

Экономика перешла на режим экономии. И для устойчивого долгосрочного развития это очень плохой знак. Ждать чудес от нефтяных котировок тоже не стоит. Хотя Андрей Клепач ждет роста цен на нефть во второй половине года до $40-50 за баррель, сначала они, по его оценке, могут упасть ниже $20.

На фоне таких экономических показателей нужно рассуждать о долгосрочном плане развития экономики. Рассмотреть существующие точки роста, на которые можно опираться, чтобы «подтянуть» тех, кто отстает. И, конечно, поговорить об инвестициях. Какие проекты будут получать больше средств и как России привлечь иностранных инвесторов?

Лекция Андрея Клепача «Факторы роста экономики и стимулирующие меры» пройдет в рамках Форума «Вестифинанс» 22 февраля в 14:15 в ЦМТ. Центр международной торговли Москвы (ЦМТ) 123610, Москва, Краснопресненская наб., д. 12

РЕГИСТРАЦИЯ НА ФОРУМ

Февраль 19, 2016 Недвижимость Нет комментариев »

Лоуб: финансовый сектор США уже в рецессии

«}));
—>

Фото: Andrew Burton / Getty Images

По мнению Дэниеля Лоуба, президента Third Point, одного из самых успешных американских хедж-фондов последних лет, финансовый сектор США фактически уже оказался в рецессии, которая в дальнейшем может привести к рецессии в американской экономике.

В своем письме к инвесторам Third Point по итогам IV квартала 2015 г. Лоуб отмечает, что начало года складывается крайне негативно для фондовых рынков в целом и финансового сектора США, в частности. Глава Third Point отмечает, что с учетом произошедшего с начала 2016 г. обвального падения акций речь уже идет о «рецессии на Уолл-стрит».

Фото: Simon Dawson / Bloomberg

«Рынки начали год с довольно тревожной ноты. Динамика по многим фондовым индексам говорит сама за себя: S&P (-10,3%), NASDAQ (-14,7%), DAX (-18,5%), the Nikkei (-17,4%), Shanghai Composite (-21,9%). Котировки прошлогодних фаворитов на рынке США, таких как Amazon (-25,5%) и Netflix (-24,5%), также серьезно снизились. Наиболее серьезно пострадали ряд компаний, считающихся недооцененными: Williams (-48,3%), Bank of America (-33,7%) и Morgan Stanley (- 31,4%).

При этом мы полагаем, что существенное снижение фондовых индексов в целом не отражает реальной глубины произошедшего обвала, в особенности если оценить, насколько широкий спектр компаний в составе индекса S&P понес серьезные потери. В ряде случаев эти потери могут означать не временное, а долгосрочное снижение капитализации.

С начала этого года рынки оказались под давлением ряда факторов, среди них я бы отметил непрекращающийся поток негативных новостей по поводу охлаждения экономики Китая; гадания на тему того, как низко могут упасть цены на сырьевые активы; опасения по поводу вероятности рецессии в США; панические распродажи на рынке высокодоходных облигаций; резкий рост дефицитов бюджетов ряда стран. Кроме того, свою лепту также внесли и заявления, а также текущий монетарный курс Федеральной резервной системы США, который выглядит не вполне понятным для многих участников рынков.

В феврале в этот коктейль опасений были добавлены новые токсичные ингредиенты, а именно: слухи по поводу нестабильности крупнейших финансовых организаций Европы, необычно высокая волатильность на валютном рынке, применение отрицательных процентных ставок со стороны ЦБ ряда развитых стран.

Оценивая ситуацию в мире, мы видим необходимость ребалансировки важных частей мировой экономики. Одновременно с этим в ряде секторов сохраняется проблема избыточных мощностей. Подобные дисбалансы могут усилить неравенство и недовольство в мире, и мы считаем, что необычный ход предвыборной кампании в США обусловлен именно этими настроениями.

Без сомнения, рост популистских настроений в президентской гонке в США также создает почву для дальнейшей неопределенности на рынках. Однако пока что речь идет о «рецессии на Уолл-стрит», а не в реальном секторе экономики. Пока неясно, в какой именно момент падение фондового рынка начнет оказывать негативное влияние на потребительские настроения и приведет к снижению потребительской активности в США. Если мы достигнем этого этапа, не стоит сомневаться в том, что экономическая картина по США станет довольно мрачной».

В полном виде письмо Дэна Лоуба к инвесторам хедж-фонда Third Point по итогам IV квартала 2015 г. опубликовал портал ValueWalk.

Декабрь 6, 2015 Недвижимость Нет комментариев »

Иран в ближайшие годы станет магнитом для инвесторов

«}));
—>

Иран постепенно выходит на мировую экономическую арену, и аналитиков из инвестиционных банков это не может не радовать.

На взгляд большинства жителей Европы и США, Иран — это антисемитское исламское государство, контролируемое экстремистами, которые довольно терпимо относятся к терроризму (до тех пор пока он процветает не в Иране).

Но в последнее время Иран также приобретает образ крупной, современной и инновационной экономики, которую исключили из глобальной системы.

Как отмечают аналитики банка Morgan Stanley, в ближайшие годы инвестиции в Иран продемонстрируют рекордную доходность.

Иран является крупнейшей экономикой, которая вскоре будет интегрирована в глобальную систему с момента распада Советского Союза, и довольно сходной с ней комплексом проблем, начиная с санкций и попыткой сближения со странами Запада, заканчивая огромными энергозапасами.

Однако не только аналитики инвестбанков рады снятию санкций с Ирана: автомобильные компании пытаются принять участие в процессе интеграции Ирана в глобальную экономику.

Как сообщает издание Business Insider, один из топ-менеджеров Deutsche Bank покинул свой пост, для того чтобы создать первую иранскую компанию с частным капиталом, которая была бы в состоянии привлечь иностранные инвестиции.

Позитивные ожидания инвесторов в первую очередь связаны с огромными запасами полезных ископаемых на территории Ирана.

Более того, Иран — это страна со средним уровнем доходов и с огромным потенциалом экономического роста, который сдерживался санкциями. До исламской революции 1979 г. Иран был государством, в котором процветал средний класс, который придерживался западных ценностей, вкусов в одежде и ряде потребительских товаров.

Стоит также отметить, что иранцы — одна из самых начитанных наций в регионе, живущая в хорошо урбанизированной стране, где 60% населения не достигло 30 лет. Поэтому потенциал для экономического роста при отсутствии санкций колоссален.

Во многих отношениях Ирану нет равных, учитывая размер его экономики, масштаб введенных санкций и политическую структуру страны. Так, потенциал реинтеграции Ирана в мировую экономику – это пока неизведанная территория, потому что нет другой такой экономики с углеводородными запасами, на которую бы налагались похожие экономические и политические санкции.

Согласно прогнозам Всемирного банка в ближайшие несколько лет рост ВВП Ирана будет превышать 6% в год, в первую очередь за счет притока инвестиций в нефтегазовую отрасль.

Октябрь 27, 2015 Недвижимость Нет комментариев »

ИГ зарабатывает $50 млн в месяц на продаже нефти

«}));
—>

Террористическая организация «Исламское государство» (ИГ) зарабатывает около $50 млн на продаже нефти, сообщают официальные представители США со ссылкой на иракскую разведку.

Как сообщил анонимный собеседник агентства Associated Press в Вашингтоне, данные разведки свидетельствуют, что «нефтяной менеджмент» ИГ (деятельность ИГ запрещена на территории России) — крайне сложная и законспирированная система, которая позволила террористической организации заметно замедлить процесс деградации инфраструктуры на захваченных месторождениях нефти, даже несмотря на авиаудары США.

«Боевики ИГ смогли ввезти на контролируемую ими территорию специализированное оборудование, чтобы возобновить добычу нефти в ряде месторождений, где в ходе боев была повреждена необходимая инфраструктура», — заявил источник агентства.

Средняя цена продажи барреля нефти боевиками ИГ составляет $35, но в некоторых случаях она доходит и до $10, что значительно ниже рыночной цены — $50. Большая часть нефти попадает в Турцию. Причем, если изначально боевики ИГ использовали крупные танкеры для перевозки нефти, то после бомбардировок США им пришлось перейти на «мини-танкеры».

Предполагается, что объем добычи нефти на территории Сирии, контролируемой ИГ, составляет 30 тыс. баррелей в сутки. В Ираке добыча на месторождениях, контролируемых террористами, достигает 10-20 тыс. баррелей в сутки.

Общий объем доходов ИГ от продажи нефти составляет $40-50 млн в месяц. В то же время в апрельском отчете «министерства финансов» ИГ говорится, что доходы от продажи нефти составили $46,7 млн.

Стоит также отметить, что согласно этим документам, ранее попавшим в руки журналистов, доходы от продажи нефти составляют лишь 28% от общего объема доходов ИГ, главным источником средств получаемых террористами (45%) по-прежнему остается конфискация имущества у мирных жителей, вымогательства и грабежи.

Один из ключевых мифов о ИГ – это финансовая модель группировки, основанная на экспорте нефти в соседние страны. Financial Times пишет, что ИГ получает основной доход от реализации нефти на внутренних рынках.

Фактически сделки заключаются прямо на месте добычи нефти, где постоянно находятся независимые трейдеры, которые выкупают весь объем «черного золота» для последующей его перепродажи.

Это довольно организованная система, сирийские и иракские трейдеры перекачивают всю нефть на танкеры, которые находятся в портах, максимально приближенных к местам добычи.

У трейдеров есть несколько способов заработать на купленной нефти:

— отправить нефть на ближайший завод, где ее переработают, после чего уже готовое для использования топливо доставить вновь на «биржу» вблизи месторождения нефти;

— продать нефть трейдерам, которые на небольших автомобилях доставляют ее повстанцам на севере Сирии или востоке Ирака;

— попытаться реализовать нефть крупному нефтеперерабатывающему заводу или продать весь объем на внутреннем рынке, крупнейший из которых находится на сирийско-иракской границе вблизи города Аль-Каим.

Большинство трейдеров предпочитают использовать первый вариант, поскольку он менее рискован и позволяет заработать дополнительные $10 за баррель нефти.

Основная часть НПЗ, которые контролируются ИГ, находятся на востоке Сирии, еще несколько заводов расположены на подконтрольных боевикам (ССА, «Исламский фронт», «Джебхат ан-Нусра») территориях северо-западе страны, но качество производимых ими продуктов переработки крайне низкое.

Чаще всего нефть перерабатывается в бензин и мазут, но из-за того, что большинство НПЗ не способны производить качественный бензин, основным продуктом, пользующимся спросом среди местного населения, является мазут.

Стоит также отметить, что на текущий момент большинство НПЗ – это мобильные установки, собранные из подручных средств местными жителями, поскольку крупные НПЗ, принадлежавшие боевикам ИГ, были уничтожены в результате авиаударов. Владельцы мобильных НПЗ уже успели заключить с боевиками долгосрочные соглашения по переработке нефти.

Помимо этого, в СМИ попала информация о том, что ИГ владеет несколькими танкерами, которые организовывают прямую доставку нефти на все еще действующие крупные НПЗ.